О Турции

​Отдых в Турции: стоит ли ехать? Часть 2

На следующее утро я проснулся ни свет ни заря, кажется, даже во сне испытывая то самое нетерпение, когда не терпится и не ждется поскорее пробудиться, чтобы отправиться на разведку твоего нового места, навстречу приключениям и неизведанному.

Перейти к первой части статьи

По дороге заскочив на завтрак в отель White Lilyum, где мне предстояло «пятизвездочно» столоваться на шведский манер (про отель писали, что он не иначе как о пяти звездах), я быстро сориентировался на местности, закинул в рот яичницу, пару сосисок, салатик и, запив все кофе, рванул в сторону моря, в сторону базаров и в сторону всего…

Средиземное море

Остров Кекова в Средиземном море
Фото: Игорь Ткачев, личный архив

Что может быть лучше, прекраснее моря на отдыхе! И разве не ради него часто мы терпим и перелеты-переезды, и несварение желудка от местной еды, и разные прочие неудобства в дороге? Непостижимым образом море поддерживает в нас вечный, негасимый интерес к путешествиям, словно напоминая нашему бессознательному, нашей забытой памяти, откуда мы когда-то вышли, что оно — наша колыбель.

Средиземное море — то самое, ради чего русскому человеку стоит ехать и в Турцию, и в Грецию, Италию и Испанию. И надо откровенно признать, оно лучше, чище, теплее и моря Баренцева, и даже Черного, и Азовского, и Балтийского.

Мелкое и чистое, теплое и ласковое. Местами с серыми, галечными оттенками, местами сказочно бирюзовое или мечтательно голубое, синее.

… Когда я позже уже скучно и привычно буду курсировать вдоль острова Кекова на яхте, моя зрелая и сдержанная восторженность не выдержит и прорвется на какие минуты радостным фонтаном неподдельных счастья и ликования от сказочно прекрасных лагун, играющих подводными аквамаринами и бирюзой, ослепительными бликами солнца на беспечной поверхности под режущим глаз синим турецким небом.

Остров Кекова
Фото: pixabay.com

О языке, великом и могучем

С одной стороны, туристическая Турция во многом давно стала русскоязычной стороной, где русскому человеку не нужен ни английский, ни какой местный язык, поскольку многие турки в сфере туризма неплохо владеют «великим и могучим», а процент наших бывших соотечественников, перекочевавших туда из своих Казахстанов или Киргизий, Азербайджана или Грузии, там и вовсе больше половины.

Я был неподдельно удивлен, что так или иначе почти все они говорят или понимают по-русски, принимая их за местных турков. Позже я понял, что это не турки, а «наши» казахи и таджики, киргизы и азербайджанцы, которых смекалистые турки посадили обрабатывать приезжих гостей, благо язык и менталитет им знакомы. Илькер из Чечни, Ибрагим из Краснодарского края, Оля из Николаева, Азиза из Баку… Их было там море, и ощущение иногда было, что ты не в Турции, а в Сочи или Адлере.

Много бывших и нынешних наших на базарах, в экскурсионных агентствах, на аренде байков и авто, в спа-салонах и, конечно, в самих турагентствах. Как признался Илькер из экскурс-агентства, турки попросту не хотят работать и нанимают дешевую рабочую силу, за 500−600 долл., которая и делает всю основную работу, работая по 12 часов в день и недосыпая на ночлежках или бусах.

Читайте также  Восточные сказки Эдирне: чем привлекательна Турция?

Русская речь превалирует и в отелях, и на пляжах Антальи или Аланьи. К сожалению, наш турист часто даже не утруждает себя тем, чтобы выучить элементарные «привет» и «спасибо» на местном языке, зачастую относясь пренебрежительно к тому, кто его обслуживает.

На турецком рынке
Фото: pixabay.com

И снова о языке

Прежде чем отбыть к турецким берегам, я, в свою очередь, позаботился о том, чтобы выучить 30 основных слов и фраз на языке принимающей стороны. Считаю хорошим, обязательным тоном и уметь поблагодарить, и сказать пару приятных слов тем, кто тебя обхаживает и обслуживает — тем простым ребятам, которые стараются ради нас, туристов, в качестве трансферменов, официантов, за барной стойкой и подбирая за нами пустые стаканчики и окурки.

Как уже писал ранее, эти азы турецкого мне пригодились с первых минут нахождения на гостеприимной турецкой земле, т.к. русским там владеют в основном некогда наши сограждане, а сами этнические турки, занятые не в туризме, в иностранных языках не сильны. Mehraba (здравствуйте), tesekkur (спасибо) и… bir bira, lutfen (одно пиво, пожалуйста) или bir raki, iki buz (одну ракы, два льда) не сходили с моих уст и быстро растапливали лед недоверия.

Безусловно, во всех крупных отелях персонал в той или иной форме понимает или говорит на русском. Но за пределами своего отеля или туристической зоны, рискни вы «пощупать» настоящую, а не картинную Турцию, вы можете обнаружить себя словно в вакууме, где никто, странным образом, вас не понимает.

Так случилось со мной, когда я заблудился во время дождя в лимонной роще и потопал по турецким огородам напропалую, распугивая местных цикад и кур. Мне навстречу выбежала пожилая hanim (дама), что-то лепечущая, естественно, не по-русски и не на чистом английском. Все, что я понял из ее возмущенной речи, было два слова: sen (ты) и kim (кто). Этого было достаточно, чтобы ответить что-то вроде «ben turist (я турист), nerede yol, lutfen (где здесь дорога?)», после чего hanim сменила гнев на милость и великодушно показала мне направление.

Фото: pixabay.com

В понимании турецкого мне, кстати, помогли старые знания туркменского, также тюркского языка, который я когда-то изучал и где многие слова были такими же или схожими. Слова var (есть), kitab (книга) или dur (стой, стоп) есть в той или иной форме во многих тюркских языках. Ну, а легче всего в этом смысле тем, кто владеет азербайджанским, т.к. процентов на 70−80 он повторяет турецкий, примерно, как украинский язык повторяет язык русский.

Читайте также  Где в Турции можно недорого отдохнуть?

Также в самом отеле с горничными мне приходилось как-то изъясняться на пальцах и турецком, выучив слова yarin (завтра — в смысле приходите убирать завтра), su (bu su, holodilnik, lutfen — эту воду в холодильник, пожалуйста) и т. п. Получалось у нас вполне забавно, так что некоторые русскоязычные постояльцы удивлялись, «откуда я так хорошо знаю турецкий».

О наших людях в Турции

В этот раз я попал действительно на русскую Ривьеру, где какой поляк или немец были заметным исключением и выделялись из нашей стройной толпы. Русские из Москвы, Мурома и Магнитогорска, белорусы из Минска, украинцы из Николаева, плюс немного самих отдыхающих турков и группа залетных то ли темнокожих ямайцев, то ли пуэрториканцев, судя по их виду и манере изъясняться, — вот и вся местная тусовка в окрестностях Кемера.

Фото: pixabay.com

Должен сказать, что я не видел откровенно пьяных или ведущих себя, а ля «Тагил рулит!» — все было довольно чинно, благородно и даже где-то не по-русски зажато.

Милая пара из Мурома была предельно корректна и вежлива; деревенской наружности парень из Магнитогорска — в меру счастлив от солнца, моря, Турции, и произнес «мля» всего раза два за пять минут нашего с ним общения. Остальные тоже вели себя вполне культурно и скучно, так что уже мне хотелось устроить небольшой «тагил» в этой воскресной школе примерных учениц. И лишь какая-то отчаявшаяся старушка откровенно матерно кричала и топала ногами на рецепции на все лобби, требуя номера не выше первого этажа со всеми, согласно ее представлениям, удобствами. Но возможно, она имела на то какие-то свои основания.

И все же русский, во многом советский, менталитет в его не лучших формах иногда среди пальм и моря так и прорывался наружу, так и дышал неприязнью, малообразованным высокомерием и зажатостью, даже если и очень осторожно.

Например, на пляж можно было не приходить, так как все лежаки там уже с 9 утра были либо заняты тучными телесами, из-за животов которых самодовольно поблескивали подпившие глазки счастливчиков, успевших занять себе место, либо все были в полотенцах, которые непонятно кто и когда успевал доставить к этому часу. Порой хозяин полотенца появлялся час-два спустя, довольный своей находчивостью: позже я выяснил, что полотенца на пляж приносил один «посланец», сосед по номеру или новоиспеченный друг, в то время как остальные еще спали или завтракали.

Фото: pixabay.com

Также откровенно не очень приятно было наблюдать за мрачной зажатостью нашего брата, еще не до конца изжившего советскую привычку сторониться «не своих». Например, когда турецкие повара проводили что-то вроде ознакомительных кулинарных шоу, готовя на месте и предлагая отведать какое местное блюдо, многие наши люди не стеснялись в выражениях, полагая, что их никто не понимает, либо же откровенно морщились, смеялись и молча отворачивались.

Читайте также  Как появилась Каппадокия?

Так напрасно повар Суальп и его ассистент пытались познакомить наших товарищей с национальным блюдом кёфте (или кюфта), тефтельками из крупы, томатов и разных специй, вылепляя их там же, на месте, вручную, как и положено, в перчатках. Все, кто стоял до меня, либо отказывались от этой «гадости», либо пробовали, откровенно морщась. И ни один не сумел сказать «тешекюр» или хотя бы «спасибо» по-русски.

Примерно то же происходило, когда наши любившие выпить «сомелье» залпом «гасили» неразбавленную ракы (турецкую анисовую водку), как привыкли это делать с водкой русской, морщились и выдавали без тени стеснения во всю глотку: «Ну и гадость!» Хотя элементарно не умели ее пить.

Те, кто в Турции был не впервые, часто не стеснялись с высокомерной критикой с исконно русскими выражениями, дешево набивая себе цену перед своими новыми товарищами, с которыми они уже через неделю-две прощались навсегда, чтобы никогда с ними не встретиться: «Больше в этот отстойник я не поеду».

Фото: pixabay.com

И лишь у немногих хватало такта, терпения и улыбки поблагодарить тех, кто несколько недель за ними мыл и подчищал, даже если им что-то и не нравилось. Они были, и поэтому была и надежда, что все медленно, но меняется.

Также малоприятно было наблюдать за вездесущими пузатыми мужичками и полными женщинами, ведущими себя в столовой, как на поле боя или, как минимум, на татами, где еду нужно непременно отвоевывать, выбороть, с гордым видом победителя курсируя с очередной наполненной до краев тарелкой — мясом, картошкой, черешней и пирожными одновременно, над гордым, вспученным пузом.

Мрачные или слегка агрессивные, неулыбчивые лица наших соотечественников, с голым торсом шпацирующих между турецких развалов и нехитро вопрошающих, без лишних вступлений «Сколько?» и «Давай дешевле?», были легко узнаваемы за версту. Русская грубоватая фамильярность встречала турецкую нагловатость, и может, поэтому Турция в свое время так полюбила наших туристов, отдав им на растерзание все анатолийское побережье?

Фото: pixabay.com

Но, к моему счастью, ситуацию разбавляли скромные парни из провинциального Мурома или культурного Питера, в летах и с воспитанием от старой закалки мамы и папы, сдержанно и тихо впитывающие редкое для них солнце, аккуратно купаясь в море и не торопясь захватить весь гриль или кебаб на шведском столе, как полуостров Крым у турков в 1783 году.

Продолжение следует…